Здоровее видали.

Я уверен, что у каждого из нас были неловкие моменты с приветствиями и уж тем более с прощаниями. Я в этом плане — пример хрестоматийный. Эталонный, я бы сказал. Ну все мы прошли через эту классику жанра — тот с кем ты собрался поздороваться — плохо видит. Ты каждый раз об этом забываешь.

Завидев жертву приветствования, ты как бы незаметно вытираешь влажную ладонь о заднюю часть своего костюма, чуть наклонился полу-уважительно и руку тянешь, вспоминая, сильно надо жать, или так, противненько обозначить теплоту руки. И вот ты с этим торжественным лицом, отягощённым дилеммой выбора крепости рукопожатия, натужно улыбаешься, а он проходит мимо в сантиметре от твоей руки.

А плохо может видеть не только он, между прочим. Ты всё ещё в позе полной подобострастия оборачиваешься и вспоминаешь, что Виктор Петрович плохо видит. Ну да, без очков же и усы сбрил — дурик старый. На свою глянул виновато, мол, сейчас увидишь, ты не так всё поняла. Догоняешь Петровича и по плечу ему панибратски н-на.

— Приветствую йопта.

Он оборачивается и ты понимаешь сразу, что видит он прекрасно. Более того, это не Виктор и скорее всего не Петрович. Он там что-нибудь типа: "Вы с ума посходили молодой человек?!" и так плечо пиджака брезгливо отряхивает, как будто я куриную ногу только что ей ел и руки не вытер. Сутулым шарпеем возвращаешься к своей, а она как всегда умеет поддержать в трудную минуту: "Уважают коллеги, говоришь. Ну-ну."

Ну, или сосед, отставной полковник. Как ты не прячься, он тебя по-любому заметит и подойдёт зафиксировать неожиданную встречу этими своими струбцинами. У него, главное, рука больше твоей в два раза. И пытаешься как-то не усугублять и не напрягать руку сильно, но это не тот случай. У служивых компромисс не в чести. Сдавит так, что очень трудно не заплакать. Ещё из-за того что руку расслабленную подсунул она во внешнюю сторону загнулась, а это очень больно. А этот ещё и вторую руку добавит, мол рад встрече так, что не передать и давай трясти. Достаёшь потом это рагу из его тисков и весь

Читайте  Как я бросал водку пить

день ходишь потираешь. В другой ситуации видишь, что сосед тебя спалил уже и так сильно руку напряжёшь, думаешь, ну щас я тебе за всё отомщу… Стоишь в подъезде плачешь в темноте. И стыдно оттого что больно, и больно от того что стыдно.

Ещё вариантик — неженка. Ты то нормальный. Жмёшь так средненько, как положено. А он туда ручку засунет прутиком, побегом молодым пшеничным, и вроде и поздоровались, здоровья друг другу пожелали, а ощущение пакостное какое-то. Но в сравнении с полковником…

Плавный переход из нелепой юности в бестолковую молодость у меня пришёлся на переход Советского Союза во что-то другое, до сих пор непонятное. А уже это время, совпало с засилием всего американского и моду на оно же. А там эти баскетболисты — заняться людям нечем, ей богу. Нет, ну пару вензелей там ещё куда ни шло. Но так они же там с элементами нижнего брейка начали здороваться. В те времена чтобы модного нормально поприветствовать — надо было быть в хорошей физической форме. И я не про выходной костюм "Адидас", что тоже было в те времена неплохо. Стоишь с ним как дурак в "Ладушки" играешь и главное постоянно проигрываешь. Со временем все эти рукоблудные кульбиты усохлись до столкновения кулаками. Ну и слава богу, я считаю.

С этими кулаками тоже… Тут в их заграницах так по-прежнему здороваются "реальные пацаны". А так как тут все одеты прилично, кто их них реально "реальный" — определить непросто. То кулаком в пальцы человеку как дашь, извиняться потом. То наоборот протягиваешь руку, обхватываешь кулак и делаешь смешной такой вид, мол, у тебя камень, а у меня бумага — я выиграл.

Читайте  ДАТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ СЧАСТЬЯ

А дома у нас все эти ути-пути с тити-митями, вне закона. Телячьи нежности обошли нашу семью окольными путями. А тут одно время приобнимать стало модно. И ведь не отвертишься. Именно для этого сначала за руку здороваются, а потом уже держат за неё и единятся телом.

Нет, мы с мамой нормальные люди — мы обнимались. Но, по делу. Оба раза помню отчётливо. Первый — это когда я из школы навсегда вернулся. От переизбытка чувств и осознания того что ни ей ни мне туда больше никогда не надо будет ходить. Она ходила реже, но впечатлений как раз на все мои 10 лет. Второй раз без всякой самоиронии — действительно соскучились. Я из рейса вернулся полугодового. Связи тогда не существовало в принципе, потому дали волю чувствам — всплакнули даже.

А в моей жизни была ещё одна жизнь — семейная. А это вынужденные дополнительные люди со своими пристрастиями. Полные антиподы. Как я не уворачивался от тёщи — два раза пропустил. Прям в губы. Шесть лет так — в любви и несогласии.

Но тут причины какие-никакие. А бывает придёшь куда-нть на копроратив и начинается. Ладно бухгалтерша — старообрядчица старая. Три раза каждой щекой. Остальные то нехристи, а туда же. А я ещё роста, как назло, среднего. Вот маленький подойдёт здороваться, ручонки тянет оттуда снизу и ты его голову прижимаешь где-то в районе груди, как мать кормящая. Куда хуже второй вариант — высокие. Тут уже ты прикладываешься куда-то к середине пиджака в район желудочно-кишечного тракта. Если повезёт, можно услышать урчание.

Ну и на прощание — о прощаниях. Всё, в принципе, то же самое, только сильно хуже. Вот это вот чувство, когда с тобой пытаются проститься, протягивают руку, а ты в этот момент отворачиваешься. Ну совпало так. А когда возвращаешься в исходную позицию то понимаешь что уже поздно. А человек стоял три минуты у тебя за спиной с протянутой рукой. Подмигиваешь ему так по-свойски и рукой ещё так махнёшь, мол, "да хрен с ним".

Читайте  Тест на грязные мысли и другие интересные оптические иллюзии и задачки

Это "до свидания" с крепкими на руку и тугими по-жизни — может обернутся трагедией. Вы же пьяные оба, а в этот момент правда во рту плохо держится. И ты ему: "Виктор, сука, Петрович, не жмите вы так руку сильно". А его это только раззадоривает и тогда он уже сжимает до повышенного артериального давления у себя в лице и мой желудочно-кишечный тракт в этот момент на грани экстренной катапультации.

Так как прощание, как правило, неразрывно связано с алкогольным опьянением, то я просил этих баскетбольных реперов научить меня, наконец, этим невероятным махинациям руками и локтями. Всё заканчивается сильным алкогольным опьянением и депрессией от осознания себя рукожопом в присутствии прощающихся.

От тёщи оба раза пропустил во время церемонии прощания и там было никак не отвертеться, всё по той же причине. Прощался стоя. Не столько из уважения, просто спал.

Ну а с этими карапузами и Гулливерами и смех и грех, ей богу. Причём смеха — минимум.