Овощное противостояние: эксперт оценил возможную опасность салата из огурцов и помидоров

В огурцах и помидорах содержатся ферменты, которые при взаимодействии разрушают витамин С.
Овощное противостояние: эксперт оценил возможную опасность салата из огурцов и помидоров
© Фото: pixabay

Овощной салат из огурцов и помидоров безопасен для здоровья, вопреки расхожему мнению о несочетаемости этих сезонных овощей. С таким заявлением выступил доктор биологических наук профессор Алексей Москалев.

Он прокомментировал ряд предположений, выдвинутых сторонниками антисалатной диеты. В числе их главных доводов - разрушение витамина С, к которому приводит сочетание огурца и помидора в одной тарелке.

Причина всему аскорбиназа - фермент, в изобилии содержащийся в огурце и расщепляющий витамин.

«Во-первых, эти овощи в салате нарезаны кусочками, и значит, поверхность соприкосновения помидоров и огурцов минимальная. Во-вторых, фермент аскорбиназа и аскорбинка в салате взаимодействуют между собой обычно недолго. За это время существенное количество витамина С разрушиться не может. Но даже его полное разрушение не страшно, так как есть масса продуктов, в которых аскорбинки гораздо больше, и в их составе вы ее получите без труда», - цитирует сайт aif.ru заявление биогеронтолога Москалева. 

Помидоры вовсе не являются чемпионами по содержанию витамина С, напоминает эксперт. В ста граммах этого овоща содержится примерно 20% от суточной нормы. Гораздо большую и ощутимую пользу организму человека приносит ликопин - красный краситель и антиоксидант, который предотвращает развитие онкологических заболеваний, сердечно-сосудистых патологий и старение.

Источник ➝

Как появился Бармалей?

Бармалеева улица вызывает у всякого человека ассоциацию со знаменитым сказочным персонажем. Есть такая история, описанная в «Записках старого петербуржца» Льва Успенского. Однажды Корней Чуковский и его приятель Мстислав Добужинский прогуливались в Петроградском районе Санкт-Петербурга и свернули на Бармалееву улицу. Художник внезапно спросил, кто этот человек, в честь которого назвали улицу. Чуковский предположил, что им вполне мог быть какой-нибудь важный иностранец по фамилии Бромлей и иметь дом в этом районе.

Вот улицу и назвали Бромлеевой, а затем переделали на более благозвучную для русского человека Бармалееву.

Такое объяснение Добужинского не устроило. Он тут же начал рисовать что-то на клочке бумаги, а потом торжественно показал его Чуковскому со словами: «Неправда! Я знаю, кто был Бармалей. Он был страшный разбойник. Вот как он выглядел…» Именно так и появился антагонист доброго доктора Айболита Бармалей.

А как же появилось на самом деле это название?


Между тем название ее появилось задолго до 1926 года, когда в издательстве «Радуга» впервые была опубликована стихотворная сказка Корнея Чуковского. А точнее, как минимум за сто двадцать восемь лет, поскольку впервые под таким названием она обозначена на плане 1798 года.

Именно на ней. Поселился в середине XVIII века в небольшом деревянном домике. Но не Бармалей, а Бармалеев Андрей Иванович. Главный полиции прапорщик.

Как удалось выяснить исследовательнице Петербурга Ларисе Бройтман, жил он тут в своем доме вместе с супругою Агриппиной Ивановной и детьми Василием, Иваном и Анисьей. В исповедной росписи церкви святого Матвея, к которой практически выходила улица, иногда в XVIII веке именовавшаяся Передней Матвеевской, упомянут другой сын Андрея Ивановича — Тихон. Скорее всего название Бармалеевой закрепилось за улицей в ту пору, когда домом владел уже вахмистр Тихон Бармалеев.

Там, где жили Бармалеевы, ныне стоит дом № 5, построенный в начале ХХ столетия по проекту Германа Гримма. Архитектор Гримм — однофамилец знаменитых сказочников, но совпадение — то, что он поставил дом на месте, где жил Бармалеев, поспособствовавший благодаря необычной фамилии созданию еще одного образа сказочного героя, — весьма символично!

Откуда же взялась столь необычная фамилия? В «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля есть глагол «бармолить», то есть «бормотать, картавить, шепелявить, говорить невнятно». Человек с невнятной дикцией вполне мог получить прозвище «Бармолей», а в силу того, что в XVIII столетии безударная «о» часто превращалась в «а», и фамилия его могла писаться «Бармалеев».

Бармалеевы жили на Городском острове в первой половине XIX века — это зафиксировано в адресных книгах. Потом, когда они отсюда уехали, их фамилия забылась, оттого в 1920-х и смогли пофантазировать, на радость детишкам, Мстислав Добужинский и Корней Чуковский.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх